Краткий путь нашей музыки вам в наушники

  • Господу Богу угодно ниспослать вдохновение на грешных рабов своих и они претерпевают многое, прежде чем понимают, чего же от них хотят. Многие не доходят до этого этапа.


  • В радости и муках творчества рождаются нетленные творения. Неописуемый печатным языком процесс.


  • В муках и муках постановки в людей закладываются бессмертные вирши и мелодии. Процесс напоминает изгнание бесов.


  • Собирается хор, хормейстер разделяет нити произведения на голоса и экзорцизм продолжается уже в массовом порядке. Результаты ужасающие, все переделывается, состав хора меняется.


  • Пишется звуковое сопровождение спектакля. Переписывается. Дописывается. Поправляется. Корректируется. Меняется. Пересводится. Переосмысливается. Переделывается. Дописывается. Все сходят с ума. На этом никто не останавливается, но вменяемому описанию дальнейшее не подлежит.


  • Тенорам высоко, басам низко, баритонам неудобно, сопранам нет опорного звука, альтам все до лампочки, хор вообще никто не спрашивает, хотя половина уже умерло от тесситуры еще на прошлой репетиции. Так и живем.


  • Материал варится в душах и костях трех дюжин людей, люди меняются, материал преобразуется, дело идет к тому, что все более-менее понимают что происходит.


  • Арендуется помещение для студии записи, закупается оборудование, завозится и подключается. В подвал (обычно подвал) заселяется специальный архизвукомейстер и приковывается там к батарее.


  • Составляется график записи. Вот это реально сложно. Внезапные открытия о трудозанятости населения поражают воображение, возникает ощущение 28 часового рабочего дня рядового тамплиера.


  • На этом этапе все кони уже впряжены в паровоз и неизбежное случается - пишутся голоса. По сравнению со всем остальным процессом подготовки и репетиций - это уже самый незначительный по трудозатратам этап. До тех пор пока не отслушали материал и не пошли переписывать, конечно.


  • Очумевший архизвукомейстер сводит треки в единое целое и укладывается в коматозный оздоровительный сон. В этот момент он равноапостолен и свят. До тех пор, конечно, пока материал не отслушали, не разбудили его и не заставили все пересводить, потому что в наушниках за гнутый шекель, за ноутбучными динамиками и пластмассовыми эрзацами колонок, которыми все пользуются, ни черта не слышно.


  • В результате принимается принудительное решение о готовности материала, запасы валерианки уже давно иссякли и дальше так все продолжаться не может. Треки выкладываются в сеть.


  • Это только часть пути. Как айсберг. Большая половина состоит из казалось бы мелочей - но мелочей всепоглощающих, из которых вообще состоит все. Из технических подробностей размещения 8 микрофонов для озвучивания хора и устройства индивидуального наушникового мониторинга для полутора дюжин исполнителей. Из работы по постингу треков и их оформлению выходными данными. Из художественного оформления альбома. Из того, что все это длится долгое время и люди, кто работает над этим проектом все это время должны как то существовать, арендовать помещение и оборудование, выполнять параллельные обязанности, возложенные на них. И еще многое и многое. 


Но все тлен по сравнению с теми мгновениями, когда удается сделать то, что сделает людей не такими, как прежде, ближе к тому самому вдохновению, о котором говорилось вначале.